Partita.Ru

Тема для кларнета: семья Майстренко

Майстренко Виктор Иванович и Майстренко Александр Викторович Мой сегодняшний рассказ — о династии ленинградских кларнетистов Майстренко — двух прекрасных музыкантах, отце и сыне, у которых так много общего в творческой судьбе. Даже педагог в Ленинградской консерватории был у них один и тот же — профессор Павел Николаевич Суханов. Согласитесь, не часто такое бывает...

Майстренко Виктор Иванович (1945 г.р.). В 1963 окончил Иркутскую школу музыкантских воспитанников (класс Г. Бичевина), в 1969 — Ленинградское музыкальное училище им. Н. Римского-Корсакова (класс И. Рогинского), в 1974 — Ленинградскую консерваторию (класс П. Суханова). В 1965–1967 гг. работал артистом симфонического оркестра Иркутской филармонии, с 1973 по 1983 — артист оркестра Ленинградского драматического театра им. Комиссаржевской, в 1983–1985 гг. — артист оркестра Ленинградского цирка на сцене, в 1985–1999 — эстрадно-симфонического оркестра им. Соловьева-Седого Ленинградского радио и телевидения.

Так уж получилось, что многие из героев моих очерков, а они, преимущественно, духовики, начинали свой путь в искусстве в школах музыкантских воспитанников и многочисленных военных оркестрах Советской армии. Кстати, и я в 13 лет стал воспитанником военного оркестра в Литве, где получил хорошее музыкальное образование, позволившее мне с легкостью поступить в Вильнюсское музыкальное училище.

Бывшие воспитанники оркестров Советской армии — состоявшиеся, известные, выдающиеся музыканты

Народный артист РФ Тимофей Докшицер, профессор, солист оркестра Большого театра оперы и балета СССР. Военные дирижеры: народный артист Украины, профессор Александр Салик и его брат, заслуженный артист Украины Леонид Салик учились в Ростовской школе музыкальных воспитанников. Дирижер и композитор, заслуженный артист РФ, заслуженный артист Белоруссии Эдуард Казачков и дирижер, и композитор Борис Гофман — в Уфимской. Композитор и кларнетист Марк Штейнберг, а также известный кларнетист-клезмер Герман Гольденштейн — в Одесской. Заслуженный артист РФ, в 80-х годах начальник отдельного показательного оркестра министерства обороны России Анатолий Мухамеджан — выпускник Московской суворовской школы музыкантских воспитанников. Воспитанниками оркестров были: профессор Московского государственного университета культуры у искусства кандидат искусствоведения Василий Матвейчук; заслуженный артист РФ, концертмейстер группы кларнетов Новосибирского симфонического оркестра, главный дирижер Новосибирского юношеского оркестра Владислав Янковский, известные российско-израильские духовики Натан Бирман, Григорий Херсонский и много-много других.

Буду рад, если у кого-то возникнет желание прочитать о них на сайте Проза.Ру (www.proza.ru).

Об Иркутской же школе музыкантских воспитанников мне, честно говоря, до сих пор материалы не попадались. И я заинтересовался...

Материалы интернета. Школа военно-музыкантских воспитанников Красной Армии была сформирована в Иркутске в феврале 1943 г. Принимали в школу сначала только мальчиков, родители которых погибли, сражаясь в рядах Красной Армии на фронтах Великой Отечественной войны.

О выпускниках Иркутской школы

Военный дирижер Борис Журавлев окончил факультет военных дирижеров при Московской консерватории. Ю. Акимкин окончил Ленинградскую консерваторию, работает в Санкт-Петербургском симфоническом оркестре под управлением Юрия Темирканова. Выпускник В. Баяндаев — флейтист, долгое время служил в Москве в 1-м отдельном показательном оркестре Министерства обороны РФ. С. Зарубин окончил Ленинградскую консерваторию, работал в Колумбийском симфоническом оркестре, сейчас вернулся в Иркутск и пришел передать свое профессиональное мастерство детям родной школы. В учреждении также давно и успешно трудятся выпускники разных лет. Это — В. А. Плотников, Л. С. Титаренко, Т. А. Крапивина, Т. К. Дульянинова, Т. И. Пахомова, Н. Г. Крапивина, Н. В. Чудакова, Д. А. Небоженко. Школа-интернат музвоспитанников Иркутска дала путевку в жизнь многим детям-сиротам. Лучшие воспитанники — выпускники школы, получив среднее специальное и высшее музыкальное образование, работали — а некоторые работают и по сей день — в Новосибирском симфоническом оркестре: А. Волков (флейта), В. Успенский (гобой), А. Ефимов и А. Малецкий (кларнет), В. Каргин (валторна); стали композиторами, окончив Московскую консерваторию, — А. Волков и, окончив Уральскую консерваторию, — В. Пешняк (автор гимна школы-интерната музвоспитанников). Ну, и один из героев нашего очерка — Виктор Иванович Майстренко...

История

В Первом положении о школах музыкантских воспитанников, датированном 1937 годом, устанавливалось, что школа должна была комплектоваться «из воспитанников детских домов в возрасте 12 лет и старше, пригодных к обучению музыке и имеющих подготовку в объеме нениже 3–4-го класса средней школы. Срок обучения в школе — 3 года. Окончившие школу получают свидетельства об окончании и распределяются Инспекцией военных оркестров по оркестрам Рабоче-крестьянской Красной Армии».

Из детских домов городов Улан-Удэ, Нижнеудинска, Иркутска отбирали детей с хорошим музыкальным слухом и памятью, развитым чувством ритма. Все воспитанники занимались общей подготовкой и получали музыкальное образование. Для преподавания музыкальных предметов были приглашены лучшие педагоги из городов Иркутской области, Свердловска, Москвы. Особое внимание в учебном процессе уделялось игре на духовых инструментах. Свой первый выпуск школа сделала в 1946 году.

Школа просуществовала до 1956 года, выпустив из своих стен более 200 талантливых ребят, большинство из которых стали музыкантами-профессионалами. С 1956 года учреждение перевели в ведение Главного управления образования Иркутской области, и наряду с мальчиками в школу стали принимать девочек. До 1991 года в Советском Союзе было 13 таких школ. Сейчас известно, что осталось 2 образовательных учреждения подобного рода.

Рассказывает Майстренко-старший, Виктор Иванович

«Мой отец Майстренко Иван Лукич (1893–1967) родился в Полтаве. Благодаря хорошим музыкальным данным, выучился играть на скрипке, играл на свадьбах. С этой скрипкой есть фото времен Первой мировой войны (лето 1917 года), на ее обороте написано „На память дорогимъ родителямъ. Я съ собственной скрыпкой“. Воевал на Австро-венгерском фронте, попал в плен (в том же 1917), потом вернулся и, судя по всему, оказался на стороне белых. Да и потом его занесло в Сибирь, в таежную глушь, откуда он уже не вернулся в Полтаву (видимо, поэтомуи остался цел в советские времена). Осел под Иркутском, в совхозе Железнодорожник. Там 31 июля 1945 года я и родился».

Отец много не говорил — времена были не для многословия. У него были домашнее хозяйство и ветеринарная служба в совхозе. Я часто вместе с ним объезжал окрестное хозяйство на бричке или на телеге. Он был рассудительным, рослым, выправка всегда отличала его от многих, любил разговор вести взвешенно, с паузами, как бы вначале обдумывая, а если его кто-то пытался обвинить во лжи, — говорил уверенно: «Брешешь». Лукавость не одобрял.

А музицировал он по мере возможности — в семье и иногда в местном клубе.

Уверен, что скрипка для него имела весьма важное значение — она приносила удовольствие от личной игры и была определенным фактором коммуникации с окружающей обстановкой. Нотной грамоты отец не знал, но его талант, думаю, был для него серьезной эмоциональной опорой.

На стене у нас висел дробовик, потом украденный кем-то. Замков в совхозе в то время ни у кого не было. Однако охоту отец вообще не любил, и охотничьего азарта в нем не было.

— А дробовик для дизайна?

— Для спокойствия душевного, как я понял. Все же дремучие места... Так как времена были тяжелые (в семье кроме меня было шесть старших сестер), а у меня музыкальные способности тоже проявились, меня отдали в Иркутскую военно-музыкантскую школу — на казенный кошт! Попал я в класс кларнета к солисту оркестра Иркутской филармонии Георгию Ивановичу Бичевину(1930–2015).

Справка. Бичевин Георгий Иванович (1930–2015) В 1947 окончил Иркутскую школу музыкантских воспитанников (класс И.Гершевича), в 1955 — Иркутское музыкальное училище (класс П.Гоголева), в 1955–1958 — солист Иркутской областной филармонии, в 1958–1980 солист симфонического оркестра Иркутской филармонии, с 1964 преподаватель Иркутского музыкального училища.

После службы в армии, в 1965 году, я вернулся в Иркутск и поступил кларнетистом с симфонический оркестр Иркутской филармонии. Видимо, играл неплохо, раз через два года поехал в Ленинград (к Ленинграду меня готовил еще один солист Иркутской филармонии — Заслуженный артист РСФСР Рафаэль Иосифович Варшавский, впоследствии — заслуженный артист РСФСР (1939–2011).

Приехал в Питер в 1967 г. и поступил сразу на 3 курс музыкального училища им. Римского-Корсакова в класс солиста оркестра Кировского театра, лауреата Всесоюзного (Москва, 1941) и Международного (Прага, 1947) конкурсов (все первые премии) легендарного музыканта Исаака Григорьевича Рогинского (1921–1987), который до этого десять лет (1946–1956) также работал в Ленинградской консерватории доцентом. Его имя, к сожалению, несколько ушло в тень после его отъезда в США в 1978 году.

Вот что о Рогинском писал известный советский композитор, Лауреат Ленинской премии, народный артист СССР В. П. Соловьев-Седой: «Кларнетист И. Г. Рогинский — один из ярких представителей советской исполнительской школы. Блестящую виртуозность сочетает с теплой, проникновенной кантиленой. Отличается глубиной и самостоятельностью интерпретации. Его игра эмоциональна, лирична, одухотворена пытливой творческой мыслью. Одинаково свободно чувствует себя как в крупной концертной форме, так и в произведениях камерного жанра. Умение высветить тончайшие нюансы чувства, оттенки эмоций — характерная черта исполнительской манеры И. Рогинского. Его значительные достижения — исполнение концертов для кларнета Вебера, партии кларнета в Квинтете Моцарта, Рапсодии Дебюсси, из советской музыки — Концерта Маневича и др. Мастерство И. Рогинского проявляется в интересной и верной интерпретации партий кларнета в симфоническом и особенно в оперно-балетном классическом и советском репертуаре. Его игра производит глубокое впечатление».

Окончив училище, я поступил в консерваторию в класс профессора Павла Николаевича Суханова. С 1985 по 2000 работал в ЭСО им. Соловьева-Седого Ленинградского радио и телевидения под управлением народного артиста РСФСР Станислава Константиновича Горковенко (играл на кларнете, бас-кларнете и саксофоне).

Продолжим рассказ.

Виктор Майстренко — музыкант Эстрадно-симфонического оркестра им. Соловьева-Седого Ленинградского радио и телевидения

Сегодня это — Губернаторский оркестр Санкт-Петербурга — российский симфонический оркестр, базирующийся в Санкт-Петербурге. С 1981 по 2001 год — Эстрадно-симфонический оркестр Ленинградского телевидения и радио имени В. П. Соловьева-Седого. Единственный в Санкт-Петербурге государственный эстрадно-симфонический оркестр.

Об отце рассказывает Александр Майстренко: «В годы обучения в Ленинградской консерватории мой папа подрабатывал в ресторане „Метрополь“ на ул. Садовой и считался одним из лучших исполнителей джазовой и этнической восточно-еврейской музыки — как на кларнете, так и на саксофоне. Делал много аранжировок. Словом, утром классика — вечером джаз, и это получалось у него здорово. Душевно, как сам отец говорит. Как и отец, считаю, что одно другому не мешает».

— Саша, давай приблизимся к тебе...

Из интернета. «Александр Майстренко, еще, будучи учащимся, старших курсов музыкального училища, а затем и учеником выдающегося преподавателя класса кларнета Ленинградской консерватории Павла Николаевича Суханова, покорял слушателей высоким профессионализмом, выверенным чувством стиля, пониманием замысла композитора и личной замечательной трактовкой каждого произведения».

Справка. «Майстренко Александр Викторович, род. в 1970. Лауреат Международного конкурса им. Сибелиуса (Турку, 2015, 1 премия). В 1989 окончил музыкальное училище им. Римского-Корсакова (класс Н. Н. Кирюхина), в 1994 — Петербургскую консерваторию (класс П. Н. Суханова), в 1991–1992 — солист симфонического оркестра Оперной студии Петербургской консерватории, в 1992–2007 — Петербургского симфонического оркестра „Классика“. С 2004 по 2013 г. — преподаватель школы искусств им. Мравинского, с 2013 — старший преподаватель Института музыки, театра и хореографии РГПУ им. Герцена».

— Родился я 2 апреля 1970 в Ленинграде, — рассказывает Александр. И что интересно, — в доме на улице Плеханова (ныне Казанская), где также родился и прожил почти всю свою жизнь композитор А. К. Глазунов , до своего отъезда в 1928 во Францию. Перед моим рождением к нам в дом из Франции приехал одноклассник моего отца по консерватории (тоже ученик Суханова) Степанов Александр Алексеевич (впоследствии солист оркестра Мариинского театра и доцент консерватории, а ныне профессор Словацкой академии искусств в Братиславе). Степанов год стажировался в Парижской консерватории у профессора У. Делеклюза. В тот момент ему остановиться было негде. Остановился у нас. Через несколько дней родился я, потому и назвали — Сашей. Такая вот история.

— Так он тебе как крестный отец?!

— Ну, вроде этого... -Дальше — детский сад напротив Казанского собора, куда своевременно пришли педагоги из находившейся поблизости музыкальной школы № 18 Куйбышевского района и обнаружили у меня абсолютный слух. Дали направление. Попал в класс кларнета к доценту Института культуры им. Крупской и кандидату педагогических наук Геннадию Александровичу Куписку (сейчас Куписок в Нью-Йорке, мы в друзьях «ВКонтакте» и на «Facebook»). Окончил музыкальную семилетку, и отец отвел меня в десятилетку при консерватории в класс Суханова, где я занимался год — готовился к поступлению в муз училище им. Римского-Корсакова.

Ленинградское музыкальное училище

В училище я попал к Николаю Николаевичу Кирюхину (1928–2015), долгие годы игравшему в группе кларнетов Кировского театра, ученику В. И. Генслера. Н. Н. Кирюхин был очень энергичный педагог, давал сложные произведения, которые нам сыграть было непросто — зато осваивая их, мы, можно сказать, прыгали выше своей головы.

Консерватория

С первого курса я работал в оркестре оперной студии консерватории — сначала второй кларнет с пикколо, а через пару лет — первым кларнетом. В 1992 поступил по конкурсу на первый кларнет (концертмейстер группы) в Санкт-Петербургский государственный симфонический оркестр «Классика» под управлением А. Канторова — в те годы молодой перспективный коллектив, с которым в течение 15 лет побывал на гастролях во многих странах Европы, в Японии, Корее, США. Надолго мне запомнилась телевизионная трансляция концерта с моим участием на страны Скандинавии. Это был концерт на огромном стадионе Елисей-арена в Турку (Финляндия), где оркестр «Классика» аккомпанировал на гала-концерте Пласидо Доминго и другим певцам.

— Передо мной — фотография, на которой Александр с мировой звездой Пласидо Доминго после концерта. Такой фотографии мог бы позавидовать любой музыкант!

— В 1995 году, как я уже сказал, оркестр «Классика» выступал в гала-концерте с участием Пласидо Доминго, и ваш покорный слуга в арии Каварадосси имел честь исполнять соло кларнета.

— Саша, а что для тебя самое памятное из твоей исполнительской жизни?

— Из исполняемых произведений я бы отметил две сонаты — Дмитрия Стефановича и Михаила Журавлева (это питерцы). Оба произведения посвящены мне, я же их первый исполнитель. За последние 10 лет переиграл много — была даже сольная пьеса иранского композитора. Кроме Дома композиторов, часто выступаю в Союзе художников, там тоже в моем исполнении часто звучат премьеры произведений всевозможных авторов... Да, в 2013 я первым в России исполнил Первую сонату Гречанинова (издана в 1949 у нас была только Вторая, а первую нашли в рукописи в начале 21 века в Нью-Йорке.) В 2014 году с оркестром «Классика» выступал во дворце князей Белосельских-Белозерских — играл Концертино Николая Хотунцова для кларнета с оркестром.

В 2015 году, «20 лет спустя» в том же Турку я завоевал первую премию вместе с пианистом Михаилом Воротным на Международном конкурсе им. Сибелиуса, а также мы были удостоены специального приза за лучшее исполнение произведений современных композиторов.

— А я не раз слушал твою великолепную запись концерта Моцарта. Всем своим ученикам советовал и советую зайти в «Ютюб» с тем, чтобы послушать, как надо интерпретировать этого композитора... Александр, ты основал интересный, и нужный сайт для кларнетистов, являешься его шеф-редактором. Расскажи нам о нем.

— Этот сайт посвящен кларнету — нашему любимому музыкальному инструменту. С кларнетом непосредственно связаны наши судьбы и часть нашего времени. Наш сайт — единственное место в Рунете, где собираются кларнетисты, чтобы обсудить профессиональные вопросы, связанные опять же с кларнетом. Стоит также добавить, что сайт «Кларнетист.СПб» является родственным для проекта «Саксофонист.Ру», так как его редактор изначально закончил училище по классу кларнета. Наш сайт рожден в Петербурге — северной столице России, городе с одной из самых сильных кларнетовых школ в Европе.

Что можно найти на нашем сайте? Здесь вы найдете действительно много кларнетовой информации, собранной со всех уголков света. Любая достойная внимания тема сразу же подлежит обсуждению. Мы храним традиции.

На третье. Люди нашего круга. Наше общество образовано из русскоязычных кларнетистов, разбросанных по земному шару, но встречающихся в Интернете, дабы обменяться новостями и байками. Люди у нас замечательные. Судите сами: кого-то из нас судьба забросила в Мексику, кого-то в Португалию, кто-то отдыхает от любимых учеников в Хеппо-Ярви, кто-то тайно занимается на бас-кларнете. Словом, присоединяйтесь к нашему обществу кларнетистов, а также людей родственных специальностей: флейтистов и саксофонистов.

Мне помогают: международный обозреватель, специальный корреспондент в Португалии Тарас Пустовгар (Киевская консерватория, класс проф.В.Тихонова), журналист developer — Lazy (Хабаровское училище искусств, класс Ю. Шклявера).

Вехи педагогической работы

— Преподавал в Детской школе искусств им. Мравинского, где начинал свой творческий путь не кто иной, как небезызвестный профессор Валерий Павлович Безрученко. С 2013 года — в Институте музыки, театра и хореографии РГПУ им. Герцена — старший преподаватель.

В Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена у меня пять лауреатов международных конкурсов. Андрей Бутин и Анастасия Насибуллина — саксофон, Хуан Цижунь, Ли Чэн и Чэнь Хаолэй — кларнет. А. Бутин — лауреат международного конкурса инструментальной музыки им. Яна Сибелиуса в Финляндии и международного фестиваля-конкурса исполнительского мастерства «Санкт-Петербургские ассамблеи искусств», А. Насибуллина — также лауреат «Санкт-Петербургской ассамблеи искусств». Хуан Цижунь, Ли Чэн и Чэнь Хаолэй — лауреаты международных конкурсов «Виват Петербург» и «Санкт-Петербургские ассамблеи искусств».

— Александр, а не трудно совмещать исполнительскую практику с преподаванием? По себе знаю, что это не слишком благодарное дело, даже черный труд. Если ты в форме, то легче и спокойнее быть только концертным исполнителем.

— Ну и пусть, зато это дело благородное. Ведь с кого берут пример подрастающие музыканты, кому они подражают, на кого ориентируются в манере игры... Все — от нас, преподавателей. Вообще считаю, что для опытного музыканта передача опыта, знаний молодому поколению должна быть обязанностью.

— Музыкант должен каждый день заниматься, играть упражнения и гаммы и т.д.

— И да, и нет. У меня нет проблем с тем, чтобы решить, что в данный момент времени гораздо важнее и интереснее — отправиться гулять или играть гаммы. Для профессионала работа — это не только упражнения. Можно ведь заниматься много, но безрезультатно! Музыкой есть возможность заниматься еще и мысленно. Мысленно я занимаюсь музыкой не меньше, чем с инструментом.

— Красивый звук на кларнете — одно из важнейших условий нашей профессиональности. Как на твой взгляд — это то, что дано свыше?

— Звук — это душа! Можно научиться читать с листа, понять ритмические сложности текста... А вот обучить красивому звуку почти невозможно. При правильной постановке, нужных упражнениях улучшить его качество можно, но... Красивый звук, как и виртуозность игры, — это то, что дается свыше!

Среди кларнетистов — особенно, более старшего поколения — часто возникают диспуты на тему, какая же кларнетовая система лучше: немецкая или французская. Сам я начинал на немецкой системе, успешно закончил на ней музыкальное училище. Более 40 лет играю на «французе», но меня никогда не покидает ощущение, что «немец» у меня звучал лучше, полнее что ли...

Трудно говорить с абсолютной уверенностью, но так уж сложилось, что в 60-е годы прошлого века лучшие музыканты Москвы и Ленинграда переучились с немецкой на французскую систему, а остальные продолжали играть на немецкой, потому эти кларнеты попали в неравные условия, на них стали играть музыканты разного уровня. Хотя в Германии и Австрии на этих кларнетах играют безусловно выдающиеся музыканты типа Карла Ляйстера или Сабины Майер, например. И играют блестяще!

С точки зрения технологии, система Бема безусловно более совершенна, нежели Мюллера, Альбера или Элера. Технические пассажи на французе играть, конечно, удобнее. Что же касается тембра, некоторые заявляют, что на немце тембр значительно интереснее, но тут я не соглашусь: в первую очередь все зависит не от системы, а от исполнителя. Поэтому мне этот переход и кажется безусловным скачком вперед, продвижением новых технологий, если можно так сказать. При этом знать немецкую систему полезно — как раритет, для собственного образования — если ты, конечно, КЛАРНЕТИСТ.

Насколько мне известно, в Голландии предпочитают сочетание французской системы с немецкой мензурой и немецким же мундштуком. Причем предпочтение отдается мундштуку со шнурком! К слову сказать, я с большим удовольствием освоил немецкий кларнет — благо, отец на нем всю жизнь проиграл... Очень интересно!

От автора

И у меня была с «немцем» своя история. В оркестре штаба Прикарпатского военного округа во Львове я решил освоить французскую систему. Несколько раз в мыслях возвращался к «немцу», с его густым, полным обертонов звуком. Не спал ночами. Все размышлял о правильности моего поступка. А еще меня коробило, что я в оркестре уже играл партию первого кларнета, первый пульт — и тут я объявил дирижеру, что перехожу на новую систему. Меня справедливо перевели на третий кларнет, что меня обижало, но не было другого выхода. Только через полгода вернули на прежнее место.

До сих пор мне иногда снится мой немецкий кларнет «Юбель» с красным Васильевским мундштуком. На них играли многие кларнетисты на Украине. А вот мой педагог в Житомирском музыкальном училище Валерий Иванович Заяц и в Одесской консерватории Калио Эвальдович Мюльберг, так и не решился перейти на «француз».

— А интересно у вас с отцом сложилась судьба: довольно редко можно встретить такой случай, чтобы отец и сын занимались у одного и того же преподавателя...

— Да, вышло так. Суханов наш общий с отцом преподаватель. Называл меня «мой музыкальный внук».

— Я хорошо помню Суханова, я тебе рассказывал о нашей встрече в 1970 году, когда я приезжал на прослушивание в Ленинградскую консерваторию. Прослушивался я у Валерия Павловича Безрученко, и во время моего исполнения в класс неожиданно зашел Суханов. «Откуда дровишки?», — спросил он меня своим колоритным «профессорским» голосом.

— Мне это знакомо. Он такой был, дед. Мы его за глаза так и называли между собой. Или «Паша», конечно. Кстати. Мой отец мог попасть и к Безрученко — в те годы в Иркутске работал фаготист Алексей Алексеевич Романов (впоследствии солист Кировского театра), который окончил Ленинградскую консерваторию чуть ли не на одном курсе с Безрученко и дал отцу рекомендательное письмо к нему. Но тот его перенаправил к Суханову. А Суханов — к Рогинскому в училище, но с последующим поступлением к нему. Вот так распорядилась судьба.

На легендарном уже Всесоюзном конкурсе 1963 года в Ленинграде, где Безрученко завоевал первую премию (разделив ее с Соколовым и Михайловым), он играл именно на паре немецких кларнетов П. Н. Суханова.

Из материалов интернета. Солирует Александр Майстренко. «Осенняя симфония». Закрытие XIII Международного фестиваля русского искусства «Петербургская осень». Название концерта отражает его суть: номера программы выстроились в целостную симфоническую форму. Вечер открывался Концертино для кларнета и оркестра Николая Хотунцова, пронизанным яркими задорными гармониями, которые подчеркивались колючими вспышками ударных. Солировал Александр Майстренко. И в его репликах, и в ответах оркестра, иногда ироничных, иногда восторженных, чувствовалось радостное удивление, словно музыканты открывали для себя нечто замечательное, прежде неведомое«.

«Нечто радостное, замечательное, прежде неведомое»... Как здорово сказано!

Борис Турчинский, декабрь 2015
Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first sheet music library for wind band in Russian web
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
Спутник
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play